igors678 (igors88) wrote,
igors678
igors88

Categories:

Таинственные трагедии с русскими патриотами. Часть 2

       Главнейшим  направлением его деятельности была борьба против возрождения русской национальной идеологии. Сионисты боятся этого больше всего. «Опасность, прежде всего, состоит в том, что «русизмом», т.е. демагогией о необходимости борьбы за сохранение русской культуры, памятников старины, за «спасение русской нации», прикрывают свою подрывную деятельность откровенные враги советского строя», - заявлял он в 1981 г. на заседании Политбюро.[1]  Андропов откровенно лгал. Последующие события показали, что врагами «советского строя» оказались как раз его собственные соратники. Именно они развалили нашу великую державу. Но тогда стараниями Андропова даже было принято специальное постановление Политбюро ЦК КПСС о борьбе с проявлениями русского патриотизма.

      В КГБ находились  три политические группировки. В первую входили обычные прислужники власти, самые заядлые бюрократы и карьеристы. Во главе их находился личный друг Брежнева генерал Цинев. Во вторую – сионистскую группу входили, помимо Андропова,  его заместители Ф. Бобков, В. Чебриков и личный секретарь В. Крючков, который был правой рукой Андропова еще в период венгерских событий 1956 г.  В третьей группе патриотов-государственников на главных ролях находился генерал С. Цвигун, который в тоже время пользовался доверием Брежнева.   Подковерная  борьба между этими силами происходила на протяжении всего  правления дряхлеющего генсека. 

      В Политбюро и ЦК КПСС во  все годы брежневского правления также  продолжалась скрытая борьба нескольких политических групп. Наиболее мощным влиянием пользовались лица, лично преданные Брежневу, типа Черненко.  Я не буду перечислять их всех, так как на самом деле они принесли мало пользы нашей стране и их имена не заслуживают отдельного упоминания. Это было серое, ни чем не примечательное  болото. Целью этой группировки, в первую очередь, было сладко спать и не менее сладко жрать.

        Другую группу составляла  так называемая «Русская партия». В нее  входили Ф. Кулаков, Д. Полянский,  К. Мазуров, П. Машеров, А. Кириленко, Г. Романов, А. Шелепин. Эти люди, несмотря на разлагающее давление марксистко-ленинских догм, старались созидать. Например, Шелепину мы должны быть благодарны за создание «Золотого кольца» и спасение древних русских городов, в частности, Суздаля. Благодаря им страна крепла и становилась все краше и сильнее. Это были люди дела, а не красивых слов. Но они не были объединены между собой. Свою деятельность они осуществляли не в связи с указаниями какого-либо руководящего Русского центра, а лишь в соответствии со своими патриотическими чувствами. Это их и подвело.

       В  сионистскую группировку  входили, кроме Андропова, Понамарев (Крогиус), Громыко и еще некоторые «коммунисты».  Скрытая борьба шла на всех уровнях государственной власти.   В первую очередь противостояние происходило  на идеологическом уровне.

       В очередной раз сионисты подняли голову в СССР в 1972 г. На страницах «Литературной газеты» появилась программная статья  Н.А. Яковлева - «Против антиисторизма». Высокопоставленный сионистский агент подверг критике установившиеся в тот момент в обществе тенденции к восстановлению русской национальной идеологии, к возрождению  русской культуры и традиций. Брежнев, прочитав ту статью, спросил у главного идеолога КПСС М. Суслова, читал ли тот ее. Суслов ответил нет. Тогда Брежнев гневно заявил: «Ну, раз автор такое позволяет себе без согласования с руководством и ссорит нас с русской интеллигенцией, убери этого засранца». Тогда удар не увенчался успехом, патриотические силы в стране были еще сильны, а Яковлева отправили в какой-то заштатный исследовательский институт. Однако через месяц он поехал послом в Канаду. За иностранное ведомство отвечал Громыко. Следовательно, он являлся проводником этого назначения.

        Андропов всеми силами поддерживал творческие потуги еврейской интеллигенции. Он опекал русофобские журналы «Новый мир», «Знамя», «Октябрь», которые выступали с критикой русского национального возрождения и превозносили «комиссаров в пыльных шлемах», то есть жидо-большевиков. Андропов  и его консультанты помогали еврейскому режиссеру Ю. Любимову и его театру на Таганке.  Когда патриоты в числе ЦК КПСС запретили постановку спектакля «Павшие и живые», основанную на стихах евреев Светлова, Кульчицкого, Когана, Пастернака и Багрицкого.   Андропов помог театру, и «Павшие и живые» много лет с успехом в кругах еврейской интеллигенции шли на сцене. В  зарубежных СМИ писалось о гонимом «талантливом режиссере» Любимове, а он на самом деле пользовался покровительством всесильного председателя КГБ, так же как еще один диссидент Жорес Медведев. Из того  еврейские СМИ тоже сделали мученика за свободу.

       Правой рукой  Андропова являлся начальник 5-го идеологического управления КГБ СССР генерал Ф.Д. Бобков. Именно он вместо реальной борьбы с идеологическими врагами нашей Родины опекал их и готовил к дальнейшей работе по развалу СССР. После победы сионистов в 1991 году, он, как и следовало ожидать,  стал главою службы безопасности руководителя группы «Мост», председателя Российского еврейского конгресса, известного  афериста и сиониста  В. Гусинского.

      Лелея засветившихся сионистов и преспокойно высылая их на заслуженный отдых за границу, КГБ и выпестованные им агенты влияния принимали все меры, чтобы  уничтожить в зародыше любое проявление антисионистской, антимасонской деятельности в стране. Одним из первых в конце 70-ых - начале 80-ых годов давление со стороны компетентных органов и сионистов испытал на себе  минский философ В.Я. Бегун, который написал книги «Вторжение без оружия» и «Рассказы о «детях вдовы», посвященные  разоблачению жидо-масонства. Если бы не защита со стороны первого секретаря Компартии Белоруссии П.М. Машерова, Бегуна наверняка упрятали бы в концлагеря. В 1970-е - начале 80-х вышли антисионистские книги: Е. Евсеев «Фашизм под голубой звездой»,  Ю. Иванов «Осторожно: сионизм!», А. Романенко «О классовой сущности сионизма». Попытку приоткрыть завесу над тайной февраля 1917-го предпринял известный советский историк Н.Н. Яковлев в книге «1 августа 1914». Практически во всех случаях выход этих книг вызывал противодействие со стороны сионистов из КГБ. В 1985 г. «скоропостижно скончалась» журналистка киевского журнала «Всесвит» Н. Якименко, которая готовила рукопись об украинском масонстве. Ее нашли повешенной в собственной квартире. Разумеется, рукопись бесследно исчезла.  

        Преследованиям со стороны сионистов подвергался народный художник СССР М.Савицкий.  «Среди 13 работ, которые я представил на выставке во Дворце искусств в Минске в 1980 году, была одна, названная «Летний театр», - рассказывает Михаил Андреевич. - Так фашисты, юмор которых был своеобразен и циничен, называли уничтожение после экзекуции в открытых ямах трупов своих жертв…На картине по обе стороны бульдозера, который сгребает в яму для сжигания тела убитых и замученных, я написал две черные фигуры. С одной стороны, это эсэсовец с автоматом, с другой — заключенный со звездой Давида на груди. По поводу этой второй фигуры разразился сильнейший скандал. По мнению некоторых горячих голов, выходило, что этой картиной я оскорбил всех евреев. Но я-то знал, что пишу. Ведь это же факт, что среди внутрилагерного начальства, тех же жестоких капо, а также в зондеркомандах, которые сжигали трупы, было много евреев. Мне говорили, что это ложь. Я стоял на своем… Требовали убрать если не саму картину, то знак с груди заключенного. Я сказал: ничего убирать не буду. Я пишу то, что видел своими глазами, пишу о взаимоотношениях между людьми, а также то жестокое время, которое, как бы вам теперь ни хотелось, не было однозначным. Против меня начался настоящий террор…в ЦК КПСС, лично Брежневу, в разного рода общественные организации со всех концов Советского Союза от Одессы до Биробиджана летели гневные письма, телеграммы… Не оставлена была без внимания и «мировая общественность». Писали в ООН, ЮНЕСКО, в «Нью-Йорк таймс». Без устали вещали об «антисемитской» работе «Свобода», «Голос Америки», не считая других подголосков…Серию этих картин, под благовидным предлогом персональной выставки художника Савицкого, а как мне потом стало известно, по предложению Юрия Андропова, затребовали в Москву».[2] Там выставка почти сразу же была закрыта. Принципиального художника спас от расправы также лидер Белоруссии  П.М. Машеров.

       Из страны за период после ВОВ до 1988 г. выехало всего 270 000 евреев.  Сионисты в руководящих структурах страны под различными предлогами ограничивали выезд. Таким образом, они добивались сохранения необходимой для будущей всероссийской революции критической массы из числа евреев. Руководитель Службы внешней разведки России В. Трубников совершенно справедливо заметил в одном из своих интервью: «Что всегда помогает «Моссаду»? Огромная диаспора по всему миру. У них объективно есть то, что мы называем «контингентом». Это евреи, разбросанные по всему миру».[3] Об этом же  рассказывал в своих знаменитых откровениях бывший сотрудник «Моссада» В. Островский. Он поведал: «…Израиль может полагаться на обширные и лояльные кадры рассредоточенной по всему миру еврейской общины. Это осуществляется через уникальную сеть так называемых «саянов» или добровольных еврейских помощников… Они, прежде всего, должны быть на все сто  процентов евреями. И если они проживают за рубежом и не являются израильскими  гражданами, со многими не трудно установить контакт через родственников в Израиле. Израильтянина, родственник которого живет в Англии, можно, например, попросить написать письмо, указав в нем, что человек, передавший письмо, представляет организацию, главная цель которой – помочь евреям диаспоры. И не мог бы этот британский родственник  оказать посильное содействие? По всему миру трудятся многие тысячи таких помощников… Они выполняют самые разнообразные поручения… Но даже если какой-нибудь еврей, узнав, что имеет дело с «Моссад», не пожелает работать с вами, вы можете быть  уверены, что он вас не предаст. Таким образом, в вашем  распоряжении всегда абсолютно безопасная система привлечения к сотрудничеству, которая позволяет вам черпать из резервуара с миллионами евреев, находящимися за пределами Израиля».[4] Только для того, чтобы «резервуар» не был исчерпан и боролось ведомство сиониста Андропова против выезда евреев в Израиль.

     Многие сионисты,  выехавшие за границу по протекции КГБ,  включились в активную работу по разрушению нашего государства. Они всеми силами развращали  и затуманивали мышление граждан СССР посредством СМИ. Посмотрите на список журналистов  ЦРУ-шной радиостанции «Свобода» по состоянию на 1993 год: В. Абрашкин, Е. Альбац, П. Вайль, Е. Волчек, А. Генис, М. Дейч, Д. Каминская, И. К;аневская, С. Кинсфатер, В. Консон, В. Кромас, А. Линдбергер, В. Малинкович, В. Матусевич, И. Махлис, М. Меерзон, Ю. Панич, Д. Савицкий, К. Симес, В. Тольц, Г. Рар, А. Ройтман, Ю. Ройтман, Е. Рубин, Ю. Рудерман, Е. Фильштейн, В. Черецкий, С. Шустер. На русской службе радиостанции «Свободная Европа» также трудились одни евреи – это В. Рар, Ю. Гендлер, В. Тольц, Д. Бенси, Л. Ройтман. На радиостанции ВВС основным отравителем мышления молодежи был еврей Сева Новгородцев, настоящая фамилия которого – Левензон.  Почти всех их благополучно спасло от лагерей и тюрем заботливое идеологическое управление КГБ во главе с Андроповым и Бобковым. Именно они передали свои кадры в распростертые объятия ЦРУ.  По свидетельству  бездарного скульптора  Э. Неизвестного именно Андропов помог ему выехать за границу. Андропов даже пытался сохранить за антисоветчиком и русофобом советское гражданство. Но вмешался Суслов. Андропов помогал поэту-русофобу Е. Евтушенко (Гангнусу) в организации его поездок за границу. Кстати, некоторые его поездки сжирали половину всех средств писательской организации.

      Под предлогом ограничения прав  евреев в СССР весь Мировой Сион натравливал западные страны против нашей страны. Преследование евреев в СССР было чистейшим мифом. Им просто не давали иметь особые привилегии. При этом ряд сфер были полностью оккупированы ими.  М. Горбачев, в интервью французскому телевидению в 1985 г. признавал, что «составляя 0,69 % от общей численности населения, они представлены в культурной и политической жизни страны в масштабах не менее 10-20 %».[5] На тысячу русских приходилось 17-20 чел. с высшим образованием, на тысячу евреев – 600-700.[6]  Из 27 000 адвокатов 15 000 были евреи.  Евреи составляли 14% от всех писателей, 23% - от всех музыкантов, 14% - от всех врачей.[7] Среди докторов и кандидатов наук их было 44 %.[8]  Из 252 академиков 170  были евреями.

      В своем выступлении на собрании Академии наук СССР в 1980 г. академик, Герой Социалистического труда Л.С. Понтрягин раскрыл сущность этих академиков:  «Сионо-масонская зараза, посеянная Сахаровым, дает всходы в идеологических кругах Академии наук и, в первую очередь, в Институте США и Канады (директор Арбатов), Институте мировой экономики и международных отношений (директор Примаков), Институте востоковедения,  Институте социологических исследований и др.  Институты, руководимые Арбатовым и Примаковым, своими исследованиями дезориентируют руководство страны, полностью игнорируются исследования международного сионизма. Сионистская паутина полностью опутала Институт социологических исследований. В стенах АН СССР организована подготовка антисоветских кадров для психологической войны против СССР… Кроме того, названные 4 института дискредитируют каждого, кто, даже вне рамок Академии, пытается исследовать сионизм, масонство, и их взаимодействие.

      Изучение масонства у нас не ведется ни в школе, ни в ВУЗе, ни в аспирантуре, ни в НИИ идеологического и гуманитарного профиля… Это ненормальное положение является результатом реформ февральской революции 1917 года, когда под шумок была упразднена подчиненность Академии главе государства. АН стала похожа на масонскую структуру – государство в государстве. Большинство советских людей и не подозревают о существовании пожизненных окладов у академиков. Помалкивает об этом и «правозащитник» Сахаров: видимо, полное право получать оклад за научную импотентность и за крайнюю активность в антинародной деятельности его вполне устраивает. Эти блага настоящих ученых никогда не интересовали…»[9]  Предупреждение Понтрягина полностью подтвердилось, а андроповский КГБ, разумеется, не принял ни каких мер к упреждению деятельности сионистского подполья в недрах Академии наук. Чекисты почему-то усердно отмахивались от изучения масонства. А могли бы и задуматься, почему весьма серьезные дяди, обремененные многими государственными заботами, так тщательно стараются попасть в какую-либо масонскую ложу, отдают ей свое драгоценное время и финансовые средства?!

      Интересно, что когда  всемирно известного академика Понтрягина приглашали сделать серию докладов за рубежом, ставилось условие, что сопровождать его будет студентка Вика Рабинович. С одной стороны она, видимо, должна была шпионить за борцом с сионизмом, а с другой стороны за счет Понтрягина ей «делалось имя» в научных кругах. Как же, она сопровождала самого Понтрягина, этого гения, который был слепым с 14 лет, но добился всемирного признания! Понтрягин отказался от такого сопровождения, и поездка не состоялась.

      Борьба с масонством в СССР действительно не велась. И вот почему. По утверждению венгерских националистов, Юрий Андропов был масоном. Сообщение об этом появилось в крупном американском журнале «Atlantic Review» за две недели до его смерти.[10]  

      Упомянутый в докладе Понтрягина академик Сахаров, находясь под контролем своей супруги сионистки Е. Боннер, сделал многое для победы сионизма в России. Сама Е. Боннер, в нобелевской лекции, прочитанной ей в Осло 10.12.1975 г. от лица Сахарова, заявила, что Сахаров выразил сожаление по поводу принятия резолюции ООН, объявившей сионизм формой расизма и расовой дискриминации. Она прочитала слова своего мужа: «Все беспристрастные люди знают, что сионизм – это идеология национального возрождения еврейского народа после двух тысяч лет рассеяния, и что эта идеология не направлена против других народов». Это происходило как раз в те дни, когда сионисты уничтожали безоружных палестинцев и подвергали их нечеловеческим пыткам.     Жена и наставница врага русского народа  академика А. Сахарова  сионистка Е. Боннер также  любила говорить: «… насрать мне на русский народ!»[11] 

        Русский ученый, долгое время проработавший  в Институте  химической физики, Н. Михайлов пишет: «Уже в 70-ых гг. в системе АН СССР творилось то, что сейчас всем видно в политике и СМИ России: тотальное засилье евреев и прочих  инородцев. По численности лидировали, разумеется, евреи. В штате институтов их было обычно более 80%... Некоторые институты почти на 100% состояли из евреев. Например, Институт электрохимии им. Фрумкина, Институт физики Земли в Москве, Институт физики твердого тела в подмосковной Черноголовке… Уверен: упадок Академии наук обусловлен прежде всего именно этими факторами… В Академии научное бесплодие сильнее сего выражено именно в тех институтах, где евреи и другие инородцы численно преобладают. Именно там чаще всего случаются грязные истории и скандалы, которые порой выплескиваются наружу. Вовсе не удивительно, что при такой чудовищной концентрации «умных, талантливых» евреев, большинство прикладных разработок, стоящих на повестке дня (например, тех же компьютеров для обиходного пользования) принадлежит западным ученым».[12]  Академик офтальмолог С. Федоров, выступая на XIX партконференции КПСС заявил, что советская наука дает миру всего 0,5% изобретений, при том, что каждый третий ученый в мире проживает в СССР. Кстати эти 0,5%, в основном давали военные исследовательские институты, куда евреев старались не принимать – боялись утечки информации за рубеж.

      Возможно, что изобретений было несколько больше. Дело в том, что в советской торговой палате была организация «Совпатент», которая практически монопольно занималась патентированием советских изобретений за границей. Ее лет 30 возглавлял Михаил Львович Городиский, заслуженно носивший кличку «трижды еврей Советского Союза». «Уже тогда было замечено, - пишет русский ученый А. Костин, - что он работает на себя и на Запад: получает описание  изобретения, заявляет автору, что на Западе оно запатентовано сто лет назад, а затем организует его патентирование в одной из западных стран через своих партнеров там, которые все по каким-то непонятным причинам оказывались евреями. А большую часть таких «давно известных на Западе» изобретений Городиский предусмотрительно отправлял в Архив, оставляя на будущее для себя, детей, внуков. Пару лет назад Городиский потихоньку выделился из Торговой палаты и вывез весь этот архив, цена которому миллиарды долларов, если не больше. Теперь это частная семейная фирма «Городиский и партнеры» (Москва, Бол. Спасская ул., д.25) – одна из богатейших в мире».[13] Вряд ли еврейский махинатор от науки обкрадывал своих соплеменников.

      Еврейские ученые двигали науку в несколько ином направлении. Они «усовершенствовали» ее в сторону полнейшего абсурда. Приведу наглядный пример. Вместо общепринятого и наглядного представления о векторе, как о направленном отрезке, советских школьников заставляли заучивать следующий бред: «Вектором (параллельным переносом), определяемым парой (А,В) несовпадающих точек,  называется преобразование пространства, при котором каждая точка М отображается на такую точку М1, что луч ММ1 сонаправлен с лучом АВ и расстояние ъ ММ1 равно расстоянию ъ АВъ». Этот бред изложен в книге В.М. Клопской, З.Е. Скопца, М.И. Ягодовской «Геометрия. Учебное пособие для 9 и 10 классов средней школы» (6-е издание. – М. «Просвещение», 1980, с.42). Подобных примеров тысячи.

      Отечественный кинематограф был переполнен еврейскими лицами. При этом они всеми способами пытались затормозить творческий рост и карьеру русских режиссеров и актеров. Например, талантливейший Василий Шукшин, окончив в 1960 году режиссерский факультет ВГИКа, два года ходил без работы, без жилья. Полное равнодушие к этому демонстрировал руководитель мастерской, «борец с фашизмом» и пропагандист Ленина, М. Ромм. Но при этом в 1961 г. он протолкнул  другого выпускника ВГИКа еврея А. Митту (Рабиновича) с его посредственным фильмом «Друг мой Колька».  Кстати, дочка артистки Кузминой, с которой жил Ромм, звала своего приемного папу «гада». Если верить Христу, то «устами младенцев глаголет истина».

      Когда Шукшин задумал снять фильм о Степане Разине в патриотических тонах, то против этого возмутились еврейские режиссеры Юренев, Блейман и Штерман. Когда Шукшин  решил снять  ныне широко известный и любимый многими фильм «Калина красная», то еврей Чухрай принялся убеждать его отказаться от намеченного образа Егора Прокудина. Под этим предлогом съемки фильма затягивались. Чухрай  не пускал Шукшина в свою студию для съемок. Спасло только вмешательство С.Ф. Бондарчука. Бондарчук также много претерпел от еврейских «гениев».

      Неслучайно Шукшин в своей сказке «До третьих петухов» замахнулся на сионизм. «То, что Шукшин умер не своей смертью, это никогда не вызывало у меня сомнений. На сердце он никогда не жаловался. Знаем, что язва была. Это да. Но перед съемкой мы уговорили его подлечиться. А на сердце он никогда не жаловался», - рассказывал С.Ф. Бондарчук.[14]  Артисты А. Панкратов-Черный и Г. Бурков рассказывали о каком-то черном человеке, который вертелся возле Шукшина в последние дни его жизни.

      Весьма посредственный актер, но с характерным резким, скрипучим голосом и  хромой походкой, - Зиновий Гердт, очень часто  в годы ельцинского правления любил критиковать Советскую власть  и поплакаться о тяжелой доле евреев в стране. Однако, например, в интервью «Комсомольской правде» от 28.12.1996 г. он проговорился: «Я с Образцовым каждый год два раза выезжал куда-нибудь за границу. Нет ни одной страны в Европе, куда бы я ни ездил по нескольку раз… Я 76 раз выезжал в «большую заграницу». А где же притеснения со стороны Советской власти? Например, из всех моих русских знакомых только родители одного человека выезжали в 1980 г. в Италию – монтировали какую-то технологическую линию. Правда, в заграничном Афганистане, под пулями душманов, побывали многие.

       Уехавший от «советских преследований» из СССР в 1972 году в США певец Эмиль Горовец недавно также проговорился о своей «тяжелой» жизни в СССР: «А дача у меня была шикарная. У меня вообще в материальном плане все было хорошо. Была машина, каких в Москве насчитывалось всего три – у Образцова, у Никулина и у меня, - «Волга». Милиция знала это авто, жена могла слева направо ездить. Квартира на улице Горького, возле магазина «Армения», а перед отъездом как раз было закончено строительство кооперативной квартиры на Герцена… И наконец, была эта знаменитая генеральская дача. Когда я ее купил… все друзья приходили и спрашивали: «Эмиль, ты не боишься, что тебя посадят?» Потому что генерал 10 лет не мог ее продать – очень дорого она стоила. Так что были обеспеченными людьми».[15]

      




[1]  «Русский дом! №8, 2001

[3]  «Комсомольская правда» 19.12.1996

[4] «Русский порядок» №1-2, 1995. С. 4

[5]  «Правда» 2.10.1985

[6]  «Молодая гвардия» №8, 1989. С.118 и №12. С. 185

[7]  Антисоветизм на службе империализма.

[8]  А. Романенко. О классовой сущности сионизма.

[9]  «Русское дело» №4, 1992

[10] «Правда-5»  25.10.1996

[11]  А. Сахаров. Воспоминания. С. 554

[12]  «За русское дело» №7, 1999. С. 6

[13]  «Дуэль» №48, 1999

[14]  «Наш современник» №6, 1998. С. 267

[15]  «Комсомольская правда» 15.12.1999

Tags: Машеров Дубров Шаманов Андропов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments